Наталья Мосейчук встречалась с президентом Еврокомиссии Урсулой фон дер Ляйен — европейским политиком, которая не скрывает, что поддерживает Украину, а наоборот заряжена оптимизмом и находится в приподнятом настроении после вчерашних событий — получения Украиной долгожданного статуса кандидата на вступление в ЕС.

По данным соцопросов, 70% украинцев верят в то, что через 5 лет Украина присоединится к ЕС. Как бы вы оценили такую вероятность и реально ли приблизить эту дату. Что для этого нужно сделать?

Во-первых, мои поздравления очень храброму народу Украины. Это был фантастический исторический момент, когда у нас было единодушное решение в Европейском Совете, все 27 государств-членов проголосовали за то, чтобы предоставить вашему государству статус кандидата. Это очень большой момент, поздравляю с ним Украину.

Вы верили в это решение?

Мы очень сильно работали, чтобы оно было. Ибо несколько недель назад никакой уверенности в этом не было. Но знаете, доказательства, что мы собрали о прогрессе, которого достигла Украина — факты и цифры: у вас сильное правительство, сильная администрация, у вас очень активное общественное общество, вы ввели реформы независимости судебной ветви власти, вы пытаетесь побороть коррупцию, с доказательствами которые мы собрали — как Европейская Комиссия — мы смогли убедить всех членов Евросоюза: да, продвижение в Украине настолько хорошее, что она сейчас действительно заслуживает статуса кандидата.

Возвращаясь к вашему вопросу, сейчас все в ваших руках. Процесс поступления очень гибок. Всё зависит от того, что вы делаете, чего достигаете. Следовательно, и скорость и качество (смеется) — в руках Украины, которую мы обычно поддержим всем, чем сможем.

Что было более убедительным доводом: война или украинцы?

Однозначно украинцы. Потому что вы чрезвычайно храбры и отчаянные в этой войне, но украинский народ и до войны боролся за независимость, за демократию. Никто не забыл Майдан! Украина – единственное государство, где в людей стреляли за то, что они заворачивались в европейский флаг. Это долгая история, которую болезненно углубила война — еще одна причина, как можно больше поддерживать вас.

Война с коррупцией – все еще самая главная реформа в Украине?

Мы детализировали разные реформы, которые необходимо провести. Хочу повторить, многое уже было сделано. Введены необходимые институты. Сейчас нам нужно увидеть результаты их работы, имплементацию, назначение судей и так далее. В борьбе с коррупцией вы тоже добились прогресса, мы очень хорошо поговорили об этом с президентом Зеленским и премьер-министром Шмыгалем, и премьер Шмыгаль справедливо сказал мне, что вы очень серьезно развиваете диджитализацию и собираетесь продолжать и это правильно, потому что чем больше всего оцифровано, тем меньше шансов для коррупции.

Да, это правда. Инвестиции Евросоюза в восстановление Украины будут связаны с реформами. В Еврокомиссию внесено предложение по управлению восстановлением Украины. Что это за план?

Это очень важно. Мы должны отстроить Украину. Следовательно, мы как Еврокомиссия предложили создать платформу, потому что существует много инициатив, много тех, кто хочет помочь, но все это нужно организовать. Платформа, разумеется, должна быть украинская, но созванная Комиссией, чтобы мы могли помогать, определять общее направление движения, чтобы инвесторы четко понимали, в чем состоит план, в который мы вкладываем средства.

Даже во время войны?

Конечно! Восстановление должно начаться как можно скорее, как только мы готовы! Сейчас мы помогаем деньгами, но восстановление – это длинный проект, для меня крайне важно, чтобы мы правильно назначили ответственных за него, чтобы каждый понимал, в чем суть плана восстановления Украины.

Но ведь это большой риск — делать это в условиях войны?

Я думаю первое и самое главное – потому что второго шага не стоит делать, не сделав первого. Первый шаг – это основание общей платформы, чтобы у нас был конкретный, надежный и основанный на конкретных вещах план восстановления. Этот план должен убедить мир. Международные финансовые институты, как МВФ, Всемирный банк, организацию по экономическому развитию и безопасности. Наши друзья, например, Соединенные Штаты. Сам Европейский альянс. Их всех этот план должен убедить. Вот почему работать над этим нужно начинать уже сейчас, и мы уже работаем над этим. А второе, что очень важно: мы связываем инвестиции с необходимыми реформами. Поощрение очень мощное, оно прокладывает для вас путь в Европейский Союз.

Мировая продовольственная безопасность. Европа понимает, как прекратить шантаж России голодом? Каково решение этого кризиса?

Действия России – безобразие! Она использует пищу, чтобы всех нас шантажировать и ставит под угрозу самых уязвимых в мире людей. На наших глазах Россия блокирует экспорт 20 миллионов тонн пшеницы, бомбардирует склады в Украине, ворует зерно. Мы делаем все, чтобы найти способ вывезти из Украины зерно: по дорогам, по железной дороге, по рекам. И это работает, но, конечно, не столь хорошо, как работало бы с большими морскими кораблями. Следовательно, наша задача-максимум — снять российскую блокаду с Черного моря.

В Евросоюзе все еще боятся Россию и пытаются сохранить Путину лицо?

Вооруженные силы Украины усердно уничтожают российских захватчиков: чтобы поддержать их, вы можете перечислить пожертвования в фонд «Повернись живим». Стать волонтером или получить помощь, можно через государственный портал viyna.net. Все будет Украина! 🇺🇦

Путин – человек на совести которой эта ужасная преступная война. Он преступник и как преступник должен платить цену, которую заставил заплатить нас. Платить за ущерб, который он нанес. Следовательно, мы ввели 6 пакетов санкций, которые серьезно подрывают российскую экономику. Глубже и глубже – чем дольше они тянутся. Следовательно, для нас невозможно вернуться к нормальным отношениям с Путиным.

Какой-либо процент украинских беженцев останется после войны жить в Евросоюзе. По некоторым данным, это 700 тысяч человек. Вы рассматриваете их как дополнительные рабочие руки или бремя?

Мы настолько поражены украинским народом, это способ, которым европейский народ открыл не только свои дома, но и сердца для беженцев. И действительно, это украинцам нужно решать: где им сейчас лучше. Мы видим очень много движения, и это очень хорошо. В общей сложности семь с половиной миллионов людей приехали в Европейский союз, но на этот день примерно три миллиона человек вернулись домой, остальные остаются в ЕС, поэтому движение идет постоянное. Очень рано что-либо говорить об этом. И что важно: мы счастливы принимать здесь украинцев: как людей, как друзей, как народ страны, поразившей нас тем, как она встала на защиту наших общих ценностей и демократии.

Спасибо. Госпожа президент, чем может завершиться война в Украине?

Путин больше не сможет выиграть эту войну. А Украина победит.

Спасибо. Потому что очень важно, что именно вы говорите. Потому что к вашим словам прислушивается много людей, вы убеждаете многих европейских политиков и чиновников. Поэтому очень важно, чтобы именно такие слова звучали из Брюсселя и Европы. Благодарю вас, госпожа президент.